РОСТ ВВП И КРЕДИТОВАНИЯ ЭКОНОМИКИ ОТСТАЁТ ОТ ТЕМПОВ РОСТА ПРИБЫЛИ БАНКОВ

Лучший Форекс брокер 2020 года:
  • FinMaxFx
    FinMaxFx

    Лучший Форекс брокер этого года!
    Бесплатное обучение и демо-счет!
    Бонусы за регистрацию!

СОДЕРЖАНИЕ:


Рост ВВП и кредитования экономики отстаёт от темпов роста прибыли банков

TeleTrade-DJ Ltd | 23.08.2020 16:43

По данным ЦБ РФ, за январь — июль 2020 прибыль банков выросла в два раза в годовом выражении и достигла того объема, который был в целом за 2020 год. Одновременно с этим за январь — июль 2020 кредитование экономики выросло лишь на 3% в годовом выражении.

Объёмы кредитования экономики банками в абсолютных суммах прирастают быстрее роста прибыли, хотя в относительном, процентном выражении, сильно отстают. Двукратный рост прибыли за 7 месяцев 2020 г., казалось бы, несоразмерен увеличению объёма кредитов экономике лишь на 3%. Но ведь сумма прибыли банковского сектора за этот период составила 927 млрд. руб. А объём кредитов экономике в июле 2020 г. — 41,4 трлн. руб. Увеличение суммы кредитов на 3% означает, что она возросла примерно на 1 200 млрд. руб., то есть превысила общую прибыль. Это естественно для банков, поскольку кредитование и вообще увеличение активов происходит не только и не столько за счёт прибыли.

Повысить объём кредитования в два раза, сообразно росту прибыли, невозможно за столь короткий период. Кредитование ограничено общими масштабами экономики, низкими темпами её роста, малой рентабельностью предприятий, низкими доходами населения, высокими процентными ставками.

В то же время проявляется роль банковской системы как «кровеносной» для экономики. Увеличение суммы кредитов опережает рост ВВП, который составил 0,5%, по последним данным Росстата за 1 квартал. Повышение кредитования и должно идти с предварительным опережением, поскольку создаёт одно из условий финансирования других отраслей. Но кредиты не обязательно выдаются банками из прибыли, а в большей степени из привлечённых средств — от депозитов, вкладов, облигаций, денег центробанка и пр.

С другой стороны, и прибыль не обязательно идёт на инвестиции. Сейчас банки во многом залечивают раны кризиса, и прибыль используется и для покрытия своих «дыр» в капитале. Прирост собственного капитала банков с начала 2020 г. составил 2,4%. А ещё год назад он был отрицательным — минус 0,7%. То есть за счёт невозврата кредитов, убытков наблюдалось опасное уменьшение средств банков, которое угрожало всей системе. И мы видим, что прибыль последних месяцев во многом идёт на покрытие этой нехватки, компенсацию прошлых потерь. Таким образом, какой-то избыточной прибыли нет, происходит просто стабилизация после кризиса. Физически деньги от прибыли поступают не только в кредитование, но и в погашение обязательств банков перед ЦБ, клиентами, а также в инструменты, операции, не связанные с кредитованием экономики. Например, в гособлигации, валюту, биржевые операции и пр. Вывод части прибыли за рубеж также возможен.

Марк Гойхман, ведущий аналитик ГК Телетрейд

Лучший Форекс брокер 2020 года:
  • FinMaxFx
    FinMaxFx

    Лучший Форекс брокер этого года!
    Бесплатное обучение и демо-счет!
    Бонусы за регистрацию!

ТЕЛЕТРЕЙД: Рост ВВП и кредитования экономики отстаёт от темпов повышения прибыли кредитных организаций

По информации ЦБ РФ, за январь — июль 2020 прибыль кредитных организаций выросла в 2 раза в годовом выражении и достигла того объема, который был в общем за 2020 год. В тоже самое время с этим за январь — июль 2020 кредитование экономики выросло лишь на 3% в годовом выражении.

Объёмы кредитования экономики банками в абсолютных суммах прирастают быстрее повышения прибыли, хотя в относительном, процентном выражении, сильно отстают. Двукратный рост прибыли за 7 месяцев 2020 г., казалось бы, несоразмерен увеличению объёма кредитов экономике лишь на 3%. Но ведь сумма прибыли банковского сектора за этот период составила 927 млрд. Руб. А объём кредитов экономике в июле 2020 г.- 41, 4 трлн. Руб. Увеличение суммы кредитов на 3% означает, что она возросла предположительно на 1 200 млрд. Руб., то есть превысила общую прибыль. Это само собой разумеется для кредитных организаций, так как кредитование и вообще Увеличение активов происходит не только и не столько за счёт прибыли.

Увеличить объём кредитования в 2 раза, сообразно росту прибыли, невозможно за столь короткий период. Кредитование ограничено общими масштабами экономики, низкими темпами её повышения, малой рентабельностью заводов, низкими доходами жителей, высокими процентными ставками.

Одновременно проявляется роль банковской системы как » кровеносной » для экономики. Увеличение суммы кредитов опережает рост ВВП, который составил 0, 5%, по итоговым данным Росстата за 1 квартал. Повышение кредитования и обязано идти с предварительным опережением, так как создаёт одно из условий оплаты иных отраслей. Но кредиты не несомненно выдаются банками из прибыли, а в большей степени из привлечённых средств — от депозитов, вкладов, облигаций, денег центробанка и пр.


С обратной стороны, И прибыль не несомненно идёт на инвестиции. В настоящее время банки во многом залечивают раны падения, И прибыль используется И для покрытия своих » дыр » в капитале. Рост своего капитала кредитных организаций С начала 2020 г. Составил 2, 4%. А ещё годом ранее он был отрицательным — минус 0, 7%. То есть за счёт невозврата кредитов, убытков наблюдалось опасное уменьшение средств кредитных организаций, которое угрожало всей системе. И мы наблюдаем, что прибыль последних месяцев во многом идёт на покрытие этой нехватки, компенсацию прошлых потерь. Так, какой-То избыточной прибыли нет, происходит просто стабилизация после падения. Физически деньги от дохода поступают не только в кредитование, но И в погашение обязательств кредитных организаций перед ЦБ, клиентами, А равным образом в инструменты, операции, не связанные С кредитованием экономики. К примеру, в гособлигации, валюту, биржевые операции И пр. Вывод части прибыли за рубеж также возможен.

Марк Гойхман, ведущий аналитик ГК Телетрейд

Темпы роста кредитования реального сектора экономики отстают от темпов развития потребительского кредитования

Популярное

Уже несколько лет в стране продолжается кредитный бум. По данным Ассоциации региональных банков «Россия», совокупный объем ссуд, предоставленных нефинансовым предприятиям и населению, с января 2003 года по май 2005 года увеличился примерно в 2,4 раза.

«В динамике структуры кредитного портфеля обращает на себя внимание опережающий рост долгосрочных (свыше 1 года) рублевых ссуд предприятиям и организациям, а также розничных кредитов, – отмечает президент Ассоциации «Россия» Александр Мурычев. – Их общий вклад в прирост совокупных активов банковского сектора за указанный период составил около 45%». За первые 5 месяцев этого года, по данным РБК, кредитные портфели банков выросли на 8%, до 3,8 трлн. рублей. Доля юридических лиц в портфелях в среднем составляет 87%.

«В настоящее время финансирование реального сектора экономики является одним из приоритетных направлений для многих российских банков, – считает первый заместитель председателя правления ЗАО «Конверсбанк» Максим Скочко. – Рост потребностей реального сектора экономики и оздоровление инвестиционного климата позволяет расширить спектр и объемы операций на рынке кредитования корпоративных клиентов страны».

О развитии кредитования реального сектора экономики говорит большинство экспертов. «Реальный сектор экономики – это в первую очередь производство, во многих отраслях оно сейчас на подъеме. А производство – желанный заемщик для банков, – считает заместитель управляющего директора департамента среднего и малого бизнеса Банка Москвы Юрий Наумов. – Оно прозрачно для финансового анализа, есть имущественный комплекс для обеспечения кредита». С этой точкой зрения совпадает и мнение начальника кредитного департамента МДМ-банка Олега Машталяра: «Сектор производителей – это основа кредитного портфеля МДМ-банка. Более того, эти клиенты являются наиболее предпочтительными для кредитования, так как имеют основные фонды, более стабильные рыночные условия, более прозрачные финансовые показатели, чего недостает торговым компаниям».

К наиболее привлекательным с точки зрения инвестирования сферам промышленности эксперты относят предприятия связи, транспорта, ТЭКа, строительной и агропромышленной отраслей. «Лидеры – это, безусловно, отрасли, ориентированные на экспорт (добывающие, обрабатывающие и т.д.), – считает зампредседателя правления ОАО «РосДорБанк» Денис Ильчук. – Их развитие стимулирует в первую очередь высокий платежеспособный спрос на кредитные ресурсы, а также увеличивающаяся необходимость инвестиций в основные фонды в связи с их значительным износом и в оборотный капитал предприятий с целью наращивания объемов производства».

Однако темпы роста кредитования реального сектора экономики, на его взгляд, пока что трудно сопоставимы с темпами развития потребительского кредитования. И тому есть немало причин. «Уже много лет остается нерешенной проблема прозрачности российских предприятий, – считает Денис Ильчук. – Банки не могут оперативно и безболезненно востребовать залог. Для крупных заемщиков уровень капитализации банковской системы является тормозом в вопросе привлечения крупных кредитов, а общая неуверенность в экономике не позволяет банкам привлекать и соответственно размещать долгосрочные кредитные ресурсы, в которых очень заинтересованы предприятия реального сектора». Конечно, оценить риски банков возможно. Однако, по мнению Дениса Ильчука, вопрос заключается в точности таких оценок, которая зависит прежде всего от достоверности и полноты данных по макроэкономическому развитию, а также предсказуемости политической ситуации в стране: «Снижение рисков лежит в плоскости государственного регулирования экономики: необходимо создание благоприятных инвестиционных условий и соответствующей этим условиям системы налогообложения. Большую роль играет прозрачность государственного регулирования, стабильность установленных «правил игры», соблюдение, контроль и поддержка принципов честной конкуренции».

Основные сложности при кредитовании предприятий реального сектора экономики возникают из-за недостаточно устойчивого финансового положения предприятий – заемщиков, что приводит к дополнительному резервированию, отмечают в КБ «ГОРОДСКОЙ КЛИЕНТСКИЙ». Рассматривая вопрос о предоставлении кредита, банк отдает предпочтение предприятиям и организациям, успешно работающим в течение продолжительного времени и имеющим положительную кредитную историю.

К тому же до сих пор по-прежнему очень трудно получить кредиты под развитие нового бизнеса. «К сожалению, в России нет технологий кредитования нового бизнеса, венчурных проектов, – говорит Юрий Наумов. – Все банки требуют как минимум 6 месяцев активной деятельности, а лучше год».


«Кредитование того или иного предприятия связано с его кредитоспособностью, – добавляет Олег Машталяр. – Чем больше экономически эффективных предприятий, тем больше банки готовы кредитовать данный сектор. Поэтому расширение кредитования связано только с общим экономическим оздоровлением в секторе производителей. В целом мы видим только позитивное развитие». А что касается рисков, которые несет банк, кредитующий реальный сектор экономики, то они, по мнению Олега Машталяра, достаточно универсальны – отраслевая конкуренция, качество управления, эффективность бизнеса. Все необходимо оценивать для принятия решения.

В свою очередь, Максим Скочко убежден, что риски, которые несут банки при кредитовании реального сектора экономики, значительно ниже, чем при кредитовании торгово-посреднических компаний, так как предприятия, как правило, обладают высокой капитализацией, их деятельность при наличии опытного менеджмента в большинстве случаев прибыльна. Что же касается минимизации рисков, то она, по его словам, достигается за счет предоставления ликвидного обеспечения по данным кредита: «Определяющими факторами при принятии решений о кредитовании будут оставаться эффективность бизнеса заемщика, рентабельность финансируемого проекта, а также активная работа с заемщиком в качестве клиента».

Банки – лидеры по кредитованию юридических лиц за 5 мес. 2005 года

Банк

Кредиты юрлицам на 01.06.05, млн. руб.

Изменение с начала года, %

РОСТ ВВП И КРЕДИТОВАНИЯ ЭКОНОМИКИ ОТСТАЁТ ОТ ТЕМПОВ РОСТА ПРИБЫЛИ БАНКОВ

Рост ВВП и кредитования экономики отстаёт от темпов роста прибыли банков

По данным ЦБ РФ, за январь—июль 2020 прибыль банков выросла в два раза в годовом выражении и достигла того объема, который был в целом за 2020 год. Одновременно с этим за январь—июль 2020 кредитование экономики выросло лишь на 3% в годовом выражении.

Объёмы кредитования экономики банками в абсолютных суммах прирастают быстрее роста прибыли, хотя в относительном, процентном выражении, сильно отстают. Двукратный рост прибыли за 7 месяцев 2020 г., казалось бы, несоразмерен увеличению объёма кредитов экономике лишь на 3%. Но ведь сумма прибыли банковского сектора за этот период составила 927 млрд. руб. А объём кредитов экономике в июле 2020 г. — 41,4 трлн. руб. Увеличение суммы кредитов на 3% означает, что она возросла примерно на 1 200 млрд. руб., то есть превысила общую прибыль. Это естественно для банков, поскольку кредитование и вообще увеличение активов происходит не только и не столько за счёт прибыли.

Эта статья приведёт Вас к успеху:  ФОРЕКС ИНДИКАТОРЫ HULL

Повысить объём кредитования в два раза, сообразно росту прибыли, невозможно за столь короткий период. Кредитование ограничено общими масштабами экономики, низкими темпами её роста, малой рентабельностью предприятий, низкими доходами населения, высокими процентными ставками.


В то же время проявляется роль банковской системы как «кровеносной» для экономики. Увеличение суммы кредитов опережает рост ВВП, который составил 0,5%, по последним данным Росстата за 1 квартал. Повышение кредитования и должно идти с предварительным опережением, поскольку создаёт одно из условий финансирования других отраслей. Но кредиты не обязательно выдаются банками из прибыли, а в большей степени из привлечённых средств — от депозитов, вкладов, облигаций, денег центробанка и пр.

С другой стороны, и прибыль не обязательно идёт на инвестиции. Сейчас банки во многом залечивают раны кризиса, и прибыль используется и для покрытия своих «дыр» в капитале. Прирост собственного капитала банков с начала 2020 г. составил 2,4%. А ещё год назад он был отрицательным — минус 0,7%. То есть за счёт невозврата кредитов, убытков наблюдалось опасное уменьшение средств банков, которое угрожало всей системе. И мы видим, что прибыль последних месяцев во многом идёт на покрытие этой нехватки, компенсацию прошлых потерь. Таким образом, какой-то избыточной прибыли нет, происходит просто стабилизация после кризиса. Физически деньги от прибыли поступают не только в кредитование, но и в погашение обязательств банков перед ЦБ, клиентами, а также в инструменты, операции, не связанные с кредитованием экономики. Например, в гособлигации, валюту, биржевые операции и пр. Вывод части прибыли за рубеж также возможен.

Набиуллина: Кредитование в РФ растет опережающими ВВП темпами

МОСКВА, 4 июн — ПРАЙМ. Кредитование в России растет темпами, превышающими темпы роста российской экономики, заявила глава Банка России Эльвира Набиуллина, выступая в Госдуме.

ВВП России за первый квартал 2020 года, по данным Росстата, вырос на 1,3%. Согласно данным ЦБ, за первые три месяца 2020 года предоставленные банковским сектором кредиты экономике выросли на 2,2%, в том числе кредиты нефинансовым организациям — на 1,8%. Портфель кредитов физическим лицам увеличился за этот период на 3,3%.

«В целом по нашей оценке кредитование растет темпами соответствующими восстановлению экономики. При этом качество кредитов не ухудшается, а даже улучшается. Кредиты растут темпами, которые превышают темпы роста ВВП. Это означает, что кредиты поддерживают рост во многих секторах экономики», — сказала она.

Однако, по словам Набиуллиной, есть и «отстающие» сектора. «Есть, конечно, и проблемные зоны, где кредиты растут медленнее — прежде всего, недвижимость, строительство», — подчеркнула глава ЦБ.

Она отметила, что это происходит из-за того, что в прошлые годы в этих секторах была накоплена большая долговая нагрузка и в настоящее время предприятиям тяжело с ней справляться, поэтому банки неохотно кредитуют эти предприятия, указала Набиуллина.

«Это большой урок на будущее для нас всех, я считаю. Нельзя допускать избыточного накопления долгов в определенных секторах, формирования пузырей», — заключила глава ЦБ.

Кредитный бум скоро начнет замедлять рост ВВП

Экономисты «Альфа-банка» полагают, что нужно — дальнейший рост кредитования зависит от роста доходов россиян, но пока признаков такого роста нет.


В первые годы после кризиса рост потребительского кредитования резко замедлился. Но уже в 2011 году он ускорился до 36% в годовом выражении, а в 2012 году — до 39%.

Кредитование показывает хороший рост

При этом россияне по-прежнему недокредитованы. Сейчас долговая нагрузка домохозяйств составляет всего 12% ВВП — это очень низкий показатель. В большинстве развитых стран долговая нагрузка выше 50% ВВП. Но Россия отстает и от наиболее близких к ней стран Центральной и Восточной Европы. В Литве, Польше, Латвии и Венгрии долговая нагрузка составляет 30-40% ВВП.

В России низкий уровень закредитованности населения

Эта динамика заставляет сторонников нынешней модели экономики, основанной на потреблении, надеться на то, что кредитование может и дальше быть двигателем роста российской экономики.

Наталия Орлова, главный экономист «Альфа-Банка», и Дмитрий Долгин уверены, что эти надежды вряд ли оправдаются. Все дело в структуре задолженности россиян, которая вряд ли позволит им занимать прежними темпами и дальше.

На долю неипотечных кредитов в России приходится 9% ВВП. Это выше, чем у стран Восточной Европы и развивающихся стран, а также выше, чем у США, Франции и Швеции.


Почти 70% совокупного роста долгов россиян в последние два года приходится на неипотечные долговые инструменты.

Задолженность россиян без учета ипотеки выше, чем у американцев

Россияне явно предпочитают краткосрочные кредиты. Самый быстрорастущий сегмент — это задолженность по кредитным картам. В 2012 году она выросла на 90% в годовом выражении.

Россияне предпочитают краткосрочные кредиты

Низкие доходы замедлят рост кредитования

С такой структурой задолженности быстрый рост кредитования вряд ли возможен.

В 2012 году средний объем неипотечного кредита составил $1300 — это 160% средней зарплаты. Еще в 2002 году этот показатель составлял 60%.


Для сравнения, в Германии этот показатель равен 140%. Опережают Россию по этому показателю в основном страны юга Европы, страдающие от долгового кризиса.

Уровень кредитования в России очень большой, если сравнить его со средней зарплатой

При этом реальные располагаемые доходы растут довольно медленно: в 2012 году их рост составил 4,2% против 10-15% в 2000-2007 годах. Вряд ли ускорение роста возможно на фоне более жесткой бюджетной политики и замедления экономического роста.

Ипотека не поможет

Рост розничного кредитования в России может происходить за счет ипотеки. Именно этот сегмент рынка еще не развит и отстает от других стран. Если в России его объем составляет 3% ВВП, то в других странах Центральной и Восточной Европы — 10-40%.

Но развитию этого направления помешают слишком высокие цены на недвижимость, ведь цена элитной квартиры превышают ВВП на душу населения в 100 раз в России, а в других странах — лишь в 20-40 раз. Да и россиянам часто просто нет смысла брать ипотеку, ведь примерно 80% из них уже владеют недвижимостью.

Высокие цены на жилье мешают развитию ипотеки

Кредитование сдерживает рост потребления


Краткосрочные кредиты могут оказаться слишком дорогими — это заставит россиян экономить на потреблении, чтобы расплатиться по ним.

Сейчас 20% доходов россиян направляется на обслуживание кредитов. Из них 4% идет на выплату процентов. Это выше, чем в развивающихся и развитых странах — Турции, Великобритании и даже Италии.

Это связано с ростом реальных процентных ставок по кредитам. Если до кризиса они составляли 5-10%, то затем выросли до 15-20%.

Объем процентных платежей по уже накопленным кредитам в 2012 году составил 80% прироста неипотечного кредитования. В 2007 году этот показатель составлял 40%.

Так если в 2013 году рост розничного кредитования составит 30%, а ставки повысятся на 100 б.п., то весь прирост кредитования уйдет на погашение платежей по существующим долгам.

При этом есть все причины для роста ставок. Отток капитала из страны продолжается, а ликвидность в следующем году будет стерилизоваться за счет платежей в Резервный фонд. Да и банки могут испугаться слишком быстрого роста кредитования и начать повышать ставки.

Рост кредитования, таким образом, не только не приводит к росту потребления, но и замедляет его. А из-за роста ставок Россия может оказаться в уязвимом положение.

Кредиты очень дорогие для россиян


Евгений Гавриленков, Sberbank CIB

«Я думаю, что рост кредитования должен затормозиться, в этом нет сомнений. Нужно иметь в виду, что общий месячный объем доходов, которое население получает и который идет на потребление и другие нужды, гораздо больше, чем объем месячных кредитов. Если кредиты росли на 30-40%, то какое-то время это не влияло на объемы расходов. Но сейчас общий объем потребительского долга увеличился, ставки высокие, инфляция высокая. Кредитование просто не может расти на 30-40% ежегодно, а доходы — на 5-6%.

Но пока не видно, чтобы это оказывало влияние на потребление. Темпы роста потребления, товарооборота и услуг, которые наблюдались в декабре, приемлемы. Они естественно замедляются, но какого-то искусственного торможения пока не видно.

Во всем нужна золотая середина. В 2008-2009 годах общий объем потребительского кредитования, в номинальном и реальном выражении, заметно снизился. Особенно снижение было заметно в номинальном объеме — люди не брали кредиты и погашали уже взятые. Со второго полугодия 2010 года, в 2011 и в 2012 годах произошел отскок против низкой базы. Но тенденции еще не установились.

Если номинальный ВВП в прошлом году вырос на 12%, а по прогнозу правительства затем будет расти на 10-12% в год, то можно допустить, чтобы кредиты, потребительские и корпоративные, росли на 15%. Но само по себе кредитование экономику не вытянет».

Дмитрий Мирошниченко, Центр развития НИУ «Высшая школа экономики»

«Я придерживаюсь той же точки зрения — закредитованность населения находится на очень высоком уровне. Но такие сравнения немного не корректны. Нужно брать долговую нагрузку на население, которое берет кредиты, и сравнивать с их же доходами. Если брать именно потребителей банковских услуг, долговых инструментов, то эти люди действительно набрали много кредитов. Но такой статистики почти нет.

Дальнейшего ускорения роста кредитования не будет. В принципе, последние несколько месяцев показали замедление роста кредитования физических лиц.

Кредиты — в принципе вещь хорошая. Но вопрос в том, зачем их берут. Если на текущее потребление, то это неправильно, а если на долгосрочное потребление, то это правильно. У нас происходит рост кредитования на текущее потребление, а это опасно для самих заемщиков в условиях слабого правового регулирования, которое сейчас далеко от идеального.

Особенную опасность представляют рост выпуска кредитных карт. Это очень опасный инструмент для финансово неграмотных и малоимущих граждан. Долги начинают копиться как снежный ком. Пока сегмент небольшой, меньше 1 трлн руб, по данным на прошлый год, но он быстро растет. При этом государство устранилось от защиты людей, у которых небольшие доходы и низкая финансовая грамотность. Они фактически не защищены.

Но пока для банковской системы в этом нет значительной опасности. Это, скорее, неприятная тенденция. Если произойдет торможение роста доходов населения, банки, которые специализируются на потребительном кредитовании, пострадают. Но системной опасности нет.


Есть риск роста социальной напряженности, особенно в депрессивных регионах».

Кредитный бум начнет замедлять рост ВВП

Российская экономика продержится на плаву, благодаря низкой безработице и постоянному росту доходов. Но пока признаков ускорения роста доходов граждан не видно — до кризиса они росли в три раза быстрее

Москва. 6 февраля. FINMARKET.RU — Потребительское кредитование, которое все уже поспешили списать со счетов, вновь разогнало темпы экономического роста. Зарплаты и доходы населения в конце года почти не росли, но потребительский рынок — очевидно, благодаря кредитованию — пережил очередной бум. При этом резерв для роста, кажется, еще есть — уровень закредитованности россиян все еще довольно низкий. А потому остается вопрос, нужно ли ЦБ бороться со слишком высокими темпами роста кредитования, повышая нормы резервирования для банков.

Экономисты «Альфа-банка» полагают, что нужно — дальнейший рост кредитования зависит от роста доходов россиян, но пока признаков такого роста нет.

  • В первые годы после кризиса рост потребительского кредитования резко замедлился. Но уже в 2011 году он ускорился до 36% в годовом выражении, а в 2012 году — до 39%.

Кредитование показывает хороший рост

  • При этом россияне по-прежнему недокредитованы. Сейчас долговая нагрузка домохозяйств составляет всего 12% ВВП — это очень низкий показатель. В большинстве развитых стран долговая нагрузка выше 50% ВВП. Но Россия отстает и от наиболее близких к ней стран Центральной и Восточной Европы. В Литве, Польше, Латвии и Венгрии долговая нагрузка составляет 30-40% ВВП.


В России низкий уровень закредитованности населения

Эта динамика заставляет сторонников нынешней модели экономики, основанной на потреблении, надеться на то, что кредитование может и дальше быть двигателем роста российской экономики.

Наталия Орлова, главный экономист «Альфа-Банка», и Дмитрий Долгин уверены, что эти надежды вряд ли оправдаются. Все дело в структуре задолженности россиян, которая вряд ли позволит им занимать прежними темпами и дальше.

  • На долю неипотечных кредитов в России приходится 9% ВВП. Это выше, чем у стран Восточной Европы и развивающихся стран, а также выше, чем у США, Франции и Швеции.
  • Почти 70% совокупного роста долгов россиян в последние два года приходится на неипотечные долговые инструменты.
Эта статья приведёт Вас к успеху:  ИНДИКАТОР ФОРЕКС FLEGMA2

Задолженность россиян без учета ипотеки выше, чем у американцев

  • Россияне явно предпочитают краткосрочные кредиты. Самый быстрорастущий сегмент — это задолженность по кредитным картам. В 2012 году она выросла на 90% в годовом выражении.

Россияне предпочитают краткосрочные кредиты

Низкие доходы замедлят рост кредитования


С такой структурой задолженности быстрый рост кредитования вряд ли возможен.

  • В 2012 году средний объем неипотечного кредита составил $1300 — это 160% средней зарплаты. Еще в 2002 году этот показатель составлял 60%.
  • Для сравнения, в Германии этот показатель равен 140%. Опережают Россию по этому показателю в основном страны юга Европы, страдающие от долгового кризиса.

Уровень кредитования в России очень большой, если сравнить его со средней зарплатой

  • При этом реальные располагаемые доходы растут довольно медленно: в 2012 году их рост составил 4,2% против 10-15% в 2000-2007 годах. Вряд ли ускорение роста возможно на фоне более жесткой бюджетной политики и замедления экономического роста.

Ипотека не поможет

Рост розничного кредитования в России может происходить за счет ипотеки. Именно этот сегмент рынка еще не развит и отстает от других стран. Если в России его объем составляет 3% ВВП, то в других странах Центральной и Восточной Европы — 10-40%.

Но развитию этого направления помешают слишком высокие цены на недвижимость, ведь цена элитной квартиры превышают ВВП на душу населения в 100 раз в России, а в других странах — лишь в 20-40 раз. Да и россиянам часто просто нет смысла брать ипотеку, ведь примерно 80% из них уже владеют недвижимостью.

Высокие цены на жилье мешают развитию ипотеки


Кредитование сдерживает рост потребления

Краткосрочные кредиты могут оказаться слишком дорогими — это заставит россиян экономить на потреблении, чтобы расплатиться по ним.

  • Сейчас 20% доходов россиян направляется на обслуживание кредитов. Из них 4% идет на выплату процентов. Это выше, чем в развивающихся и развитых странах — Турции, Великобритании и даже Италии.
  • Это связано с ростом реальных процентных ставок по кредитам. Если до кризиса они составляли 5-10%, то затем выросли до 15-20%.
  • Объем процентных платежей по уже накопленным кредитам в 2012 году составил 80% прироста неипотечного кредитования. В 2007 году этот показатель составлял 40%.
  • Так если в 2013 году рост розничного кредитования составит 30%, а ставки повысятся на 100 б.п., то весь прирост кредитования уйдет на погашение платежей по существующим долгам.
  • При этом есть все причины для роста ставок. Отток капитала из страны продолжается, а ликвидность в следующем году будет стерилизоваться за счет платежей в Резервный фонд. Да и банки могут испугаться слишком быстрого роста кредитования и начать повышать ставки.

Рост кредитования, таким образом, не только не приводит к росту потребления, но и замедляет его. А из-за роста ставок Россия может оказаться в уязвимом положение.

Кредиты очень дорогие для россиян

Евгений Гавриленков, Sberbank CIB

«Я думаю, что рост кредитования должен затормозиться, в этом нет сомнений. Нужно иметь в виду, что общий месячный объем доходов, которое население получает и который идет на потребление и другие нужды, гораздо больше, чем объем месячных кредитов. Если кредиты росли на 30-40%, то какое-то время это не влияло на объемы расходов. Но сейчас общий объем потребительского долга увеличился, ставки высокие, инфляция высокая. Кредитование просто не может расти на 30-40% ежегодно, а доходы — на 5-6%.

Но пока не видно, чтобы это оказывало влияние на потребление. Темпы роста потребления, товарооборота и услуг, которые наблюдались в декабре, приемлемы. Они естественно замедляются, но какого-то искусственного торможения пока не видно.

Во всем нужна золотая середина. В 2008-2009 годах общий объем потребительского кредитования, в номинальном и реальном выражении, заметно снизился. Особенно снижение было заметно в номинальном объеме — люди не брали кредиты и погашали уже взятые. Со второго полугодия 2010 года, в 2011 и в 2012 годах произошел отскок против низкой базы. Но тенденции еще не установились.

Если номинальный ВВП в прошлом году вырос на 12%, а по прогнозу правительства затем будет расти на 10-12% в год, то можно допустить, чтобы кредиты, потребительские и корпоративные, росли на 15%. Но само по себе кредитование экономику не вытянет».


Дмитрий Мирошниченко, Центр развития НИУ «Высшая школа экономики»

«Я придерживаюсь той же точки зрения — закредитованность населения находится на очень высоком уровне. Но такие сравнения немного не корректны. Нужно брать долговую нагрузку на население, которое берет кредиты, и сравнивать с их же доходами. Если брать именно потребителей банковских услуг, долговых инструментов, то эти люди действительно набрали много кредитов. Но такой статистики почти нет.

Дальнейшего ускорения роста кредитования не будет. В принципе, последние несколько месяцев показали замедление роста кредитования физических лиц.

Кредиты — в принципе вещь хорошая. Но вопрос в том, зачем их берут. Если на текущее потребление, то это неправильно, а если на долгосрочное потребление, то это правильно. У нас происходит рост кредитования на текущее потребление, а это опасно для самих заемщиков в условиях слабого правового регулирования, которое сейчас далеко от идеального.

Особенную опасность представляют рост выпуска кредитных карт. Это очень опасный инструмент для финансово неграмотных и малоимущих граждан. Долги начинают копиться как снежный ком. Пока сегмент небольшой, меньше 1 трлн руб, по данным на прошлый год, но он быстро растет. При этом государство устранилось от защиты людей, у которых небольшие доходы и низкая финансовая грамотность. Они фактически не защищены.

Но пока для банковской системы в этом нет значительной опасности. Это, скорее, неприятная тенденция. Если произойдет торможение роста доходов населения, банки, которые специализируются на потребительном кредитовании, пострадают. Но системной опасности нет.

Есть риск роста социальной напряженности, особенно в депрессивных регионах».

Экономический парадокс России: ВВП растет, а доходы падают

Прогнозы о будущем развитии страны полны противоречий

06.12.2020 в 19:28, просмотров: 21553

В деловых кругах существует поговорка: «Где два экономиста — там четыре мнения». Этот афоризм ярко отражает сомнения в точности прогнозов, которые дают государственные ведомства и независимые исследовательские институты относительно роста российской экономики и конкретно внутреннего валового продукта. И хотя различия в оценке не превышают нескольких десятых процента, они вносят сумятицу в умы заинтересованного населения: кому же верить?


Минэкономразвития прогнозирует, что валовой внутренний продукт (ВВП) России в 2020 году вырастет на 2,1%. Это не совпадает с прогнозом Центра стратегических разработок Алексея Кудрина, который предполагает рост на 1,8%. С ним согласны эксперты Международного валютного фонда, тогда как рейтинговое агентство S&P ждет роста ВВП в 2020–2020 годах в среднем только на 1,7%. При этом агентству Fitch близка оценка Минэкономразвития. Наибольший скепсис проявляют аналитики 10 крупнейших российских инвестбанков, которые выдают консенсус-прогноз только на 1,6%.

Несмотря на то что разница между самой оптимистичной и самой пессимистичной оценкой не превышает 0,5%, что укладывается в рамки статистической погрешности, создается впечатление, что каждый из прогнозистов «подгоняет» расчеты под какие-то свои цели, заодно путая и пугая обычных граждан, которые никак не могут ощутить экономический рост на своих карманах и кошельках.

Почувствуйте разницу

Разобраться в причинах разброса мнений непросто даже специалистам — экономисты публикуют только конечные результаты своих расчетов, не объясняя, каким путем они пришли к тем или иным выводам. Тем не менее разница в прогнозах зависит чаще всего даже не от разных исходных данных, а от различных методик определения ВВП и тех допущений, на которых строят свои расчеты экономисты.

Эти допущения могут быть какими угодно. Нередко экономисты берут за основу динамику прошлых лет. Если в предыдущие годы она была слабой или негативной, то эксперты экстраполируют ее на период выхода из кризиса. У них получается достаточно консервативный прогноз, но его авторам легче всего обосновать — раз в прошлые годы экономика показывала слабую динамику, маловероятно, что в будущем нас ждет сильный скачок вперед.

Еще есть разница в методиках. Экономисты, которые прогнозируют ВВП по доходам в системе национальных счетов, обязательно принимают во внимание динамику доходов населения и прибыли предприятий реального сектора. Эта динамика весьма неоднозначна. Реальная заработная плата в России, по данным Росстата, за 9 месяцев 2020 года выросла всего на 2,5%. В промышленном секторе за три квартала чистая прибыль упала на 6% к аналогичному периоду кризисного 2020 года. Поэтому консервативные прогнозы по ВВП могут основываться на том, что динамика доходов населения и предприятий России в этом году была недостаточно сильной для того, чтобы ждать роста на 2%.

Есть и экономисты, прогнозирующие ВВП, исходя не из национального дохода, а из совокупных расходов населения, частных предприятий и государства и прибавляя к ним чистый экспорт. Одним из допущений для такой модели является динамика розничных продаж, отражающая состояние потребительского спроса. В начале 2020 года розничные продажи в России показывали спад, но по итогам 9 месяцев он сменился ростом на 0,5% к аналогичному периоду 2020 года. Минимальный рост продаж означает слабую динамику доходов сектора розничной торговли и услуг, которые являются важной составной частью ВВП.

Догоним и перегоним

Оптимисты, которые ждут роста ВВП России в 2% и более, опираются на данные о сильной динамике инвестиций в основной капитал предприятий (по данным Росстата, за I полугодие в России инвестиции в производство увеличились на 4,8%), а также на оптимистичную динамику роста производства во многих отраслях российской промышленности и фактор импортозамещения.

По итогам 9 месяцев 2020 года промышленное производство в России выросло на 1,8%, что может считаться важным индикатором будущего роста ВВП. Примечательно, что локомотивом роста стала не нефть, а несырьевые отрасли — машиностроение, химическая, легкая и пищевая промышленности. Не отставала добыча газа и угля.

Добыча нефти росла очень умеренными темпами, что неудивительно — Россия ведь участвует в сделке о сокращении добычи нефти вместе с ОПЕК. Поэтому и нефтяной сектор за 9 месяцев у нас вырос только на 0,5% к аналогичному периоду 2020 года. Зато сокращение предложения нефти на рынке позволило во II полугодии сильно толкнуть цену барреля вверх, а это уже залог будущего роста добычи «черного золота».

Суммируя разные факторы, можно предположить, что в пользу более сильной динамики ВВП говорят сильный рост инвестиций в основной капитал, оживление строительства и положительная динамика ряда отраслей промышленности в текущем году. Cреди факторов, которые пока сдерживают рост ВВП, можно выделить продолжающийся спад реальных доходов населения и все еще слабый рост розничных продаж.

В общем, факторов влияния на динамику ВВП так много и они настолько разнонаправленны, что, получается, каждый эксперт или ведомство правы по-своему и их рассудить может только время, ведь декабрь еще не закончен.


Госсектор тянет всех

За I полугодие российский ВВП, по данным Росстата, вырос на 1,5% к аналогичному периоду 2020 года. Но динамика была неравномерной: во II квартале наблюдался рост ВВП в годовом исчислении на 2,5%, а в I квартале рост был очень слабым, всего на 0,5%. Если смотреть на динамику ВВП в чисто статистическом разрезе, то основной вклад в рост ВВП внесли те секторы экономики, которые в I полугодии создали более высокую добавленную стоимость, чем в аналогичном периоде 2020 года.

В первую очередь речь идет о добыче полезных ископаемых. Однако в этом году важнейшим локомотивом роста в секторе добычи полезных ископаемых стал «Газпром» и другие производители «голубого топлива», ведь в России добыча газа растет двузначными темпами, компенсируя спад во время кризиса. Помогает росту и угольная промышленность. Хорошие темпы (более чем на 2%) показывают некоторые сегменты сферы транспорта, услуг и торговля. Хотя в торговле, учитывая довольно слабую динамику розничных продаж, рост добавленной стоимости происходит за счет цен, а не за счет спроса. Также среди динамично развивающихся отраслей — электроэнергетика, финансовый сектор и страхование, обрабатывающая промышленность, связь и информационные технологии, государственное управление и социальная сфера. Все эти отрасли выросли за I полугодие на 1–1,4% к аналогичному периоду прошлого года.

Среди отстающих — значительная часть сферы услуг, медицина, строительство, домохозяйства (спад составляет от 0,1 до 2,3%), а также сельское хозяйство, лесное хозяйство, охота и рыболовство.

С экономической точки зрения главным драйвером роста остается, как и раньше, цена на нефть, которая в этом году превысили $60 за баррель и фактически стимулирует рост в газовой индустрии — ведь в экспортных контрактах «Газпрома» цена газа привязана к цене на нефть. Напомним, что две трети российского ВВП обеспечивает государственный сектор, так что в настоящее время именно он вытаскивает всю экономику из кризиса. Отдельные сегменты частного сектора в экономике находятся в середнячках по темпам роста, а некоторые вообще в отстающих. Слабый рост частного сектора в свою очередь тормозит и рост зарплат, и создание новых рабочих мест. Таким образом, выходом из кризиса Россия опять обязана всесильному государству с его госсектором.

Эта статья приведёт Вас к успеху:  ТОП 10 ФОРЕКС СОВЕТНИКОВ

Однако можно вспомнить, что госсектор в 2014–2020 годах оказался не в состоянии воспрепятствовать кризисным явлениям в экономике. Дело в том, что локомотивом роста самого госсектора в первую очередь служат госпредприятия топливно-энергетического комплекса, который зависит от мировых цен на нефть. В тот период низкие цены на нефть стали драйвером экономического спада, а в 2020 году масла в огонь внутреннего российского кризиса добавил еще и резкий скачок инфляции потребительских цен (почти до 13% в год).

Но в 2020 году и особенно в нынешнем году кроме растущей цены нефти фактором роста ВВП стали (впервые в новейшей истории России) низкая инфляция и низкие процентные ставки, что жизненно важно для отраслей, реализующих свою продукцию на внутреннем рынке: сектора услуг, многих отраслей обрабатывающей промышленности (в том числе потребительского сектора), связи и информационных технологий.

Мечта о совершенном ВВП

Для отраслей-экспортеров стабильность и предсказуемость экономики, в том числе курса рубля, облегчает планирование, а государству — среднесрочное прогнозирование бюджета. Напомним, что в период кризиса правительство отказалось от составления госбюджета на три года вперед и возобновило трехлетнее планирование только в этом году. В росте российского ВВП есть определенная заслуга и Банка России, ведь его политика снижения ставок делает кредиты более доступными, что помогает и производству, и банковскому сектору.

Сдерживает рост невысокий потребительский спрос и отчасти укрепление рубля, которое перестало стимулировать массовое импортозамещение. Скорее факторами импортозамещения являются геополитика и, как ни странно, санкции США. Например, новые санкции, которые против России ввел Конгресс США, могут стимулировать сокращение импорта или даже полный отказ от него в гражданском авиастроении. И хотя в России темпы роста ВВП можно сравнить с темпами роста ВВП Великобритании (1,5%) и Японии (1,4%), они представляются не слишком стабильными, пока доходы населения не восстановились на докризисном уровне.

Да и по размеру ВВП Россия отстает от многих развитых и даже развивающихся стран. В 2020 году, согласно оценкам МВФ, Россия, крупнейшая страна мира по территории, один из крупнейших экспортеров энергоресурсов в мире, занимала только 14-е место в мире по размеру номинального ВВП в долларовом эквиваленте, в то время как Япония находилась на 3-м месте в мире, а Великобритания — на пятом. Напомним, что еще в 2020 году Россия занимала 10-е место в мире по размеру ВВП. По размеру ВВП на душу населения Россия и вовсе занимает 67-е место в мировом рейтинге, правда, обгоняя по этому показателю Китай.


В развитых странах двигателями экономического роста являются доходы населения и потребительский спрос. В России же рост фактически зависит от динамики цен на нефть и уровня инфляции. Цены на нефть растут еще с 2020 года, инфляция с наиболее тяжелого для экономики 2020 года понизилась в разы, а доходы населения пока и вовсе не растут.

Поэтому о выходе на средние темпы роста мировой экономики, которые в текущем году составят, по разным оценкам, от 2,7 до 3%, России остается лишь мечтать. Нам трудно даже соревноваться и с нашими партнерами по БРИКС Китаем и Индией по огромным по мировым меркам темпам роста. По итогам III квартала 2020 года подъем ВВП Китая составил 6,8%, Индии — 6,3%. Китай наводнил своими дешевыми гаджетами и потребительскими товарами весь мир, Индия все больше позиционирует себя как высокотехнологическое государство, успешно развивая при этом и добычу сырья, и потребительский сектор. В России же пока только начинается процесс диверсификации экономики и снижения сырьевой зависимости. Для выхода на среднемировые темпы роста государству придется развивать несырьевые секторы, вкладывая в них значительные средства и поощряя частные инвестиции, а возможно, и уменьшать свою долю в экономике.

Чего можно ждать по итогам года? Высокие цены на нефть и низкая инфляция, скорее всего, вытянут рост экономики на уровень 1,8–2%. Но даже если предсказание Алексея Кудрина о росте ВВП в 2020 году на 1,8% не оправдается, с высокой вероятностью может оправдаться другой его прогноз: для устойчивого подъема нашей экономики необходимы структурные реформы и масштабная диверсификация.

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ:

Игорь НИКОЛАЕВ, директор Института стратегического анализа ФБК:

«Темпы роста российского ВВП по итогам этого года не выйдут за пределы 2%. В связи с этим оптимистичный прогноз, которого придерживается Минэкономразвития, не будет реализован. В сентябре и октябре наблюдалось снижение ВВП. К аналогичному периоду прошлого года рост ВВП в октябре уменьшился до 1% против 1,9% в сентябре. Чтобы преодолеть планку в 2%, необходимо добиться темпов роста в ноябре-декабре чуть ли не в 3%. Однако, скорее всего, по итогам ноября мы также увидим отрицательную динамику, наверстать которую в последний месяц года вряд ли получится».

Евсей ГУРВИЧ, руководитель Экономической экспертной группы:

«Хорошая новость заключается в том, что спад отечественной экономики завершился и цена кризиса оказалась ниже, чем можно было ожидать. Экономика растет, так как цена на нефть увеличилась на 20% к прошлому году. Плохая новость заключается в том, что в России признаки роста есть, а признаков новой модели роста как не было с советских времен, так и нет. По-прежнему вся динамика зависит от цен на нефть и выражается в наращивании объемов производства без повышения эффективности производства и качества товаров. И даже в этой модели России есть к чему стремиться».

Заголовок в газете: ВВП на грани безумия
Опубликован в газете «Московский комсомолец» №27565 от 7 декабря 2020 Тэги: Экономика, Газ, Инфляция, Кризис, Нефть, Санкции, Инвестиции Персоны: Алексей Кудрин Организации: Минэкономразвития ЦБ РФ — Банк России БРИКС Места: Россия, США, Китай, Великобритания, Япония, Индия

РОСТ ВВП И КРЕДИТОВАНИЯ ЭКОНОМИКИ ОТСТАЁТ ОТ ТЕМПОВ РОСТА ПРИБЫЛИ БАНКОВ

ВВП России не сможет расти быстрее 1,5–2% в год при существующих ограничениях, констатируют в своем новом макроэкономическом обзоре (есть у РБК) РАНХиГС и Институт Гайдара — экспертные центры, которые традиционно участвуют в разработке экономических программ для президента и правительства. Экономика вышла из циклического спада, а нефть стала дороже, однако без преодоления пяти ключевых рисков ускорения ждать не стоит. Росту ВВП помогут увеличение инвестиционной активности компаний и снижение неопределенности, но препятствующие ему факторы переходят из «года в год» и 2020-й не станет исключением. В 2020 году ВВП вырос на 1,5%.


Первый из пяти рисков — завершение балансировки на рынке труда: из-за ослабления рубля и высокой инфляции в предыдущие годы доля зарплат в ВВП снизилась, однако сейчас ситуация пришла в норму. Таким образом, позитивный эффект, который позволял компаниям экономить на труде (и, например, направлять свободные деньги на инвестиции), исчерпан, а себестоимость продукции снова растет.

Вторая проблема — рост инвестиций, который остается загадкой. По данным Росстата, за январь—сентябрь (более свежих данных пока нет) инвестиции выросли на 4,2% по сравнению с тем же периодом прошлого года. Но это сопровождается признаками, говорящими как раз об обратном. Как отмечают в РАНХиГС, доля корпоративных прибылей в ВВП сокращается, компании вновь перешли к накоплению на банковских депозитах тех средств, что могли бы пойти на инвестиции, а в сфере банковского кредитования нефинансового сектора роста не наблюдается. Впрочем, более быстрый рост ВВП в следующем году приведет и к ускорению инвестиций, отмечают эксперты.

Позитив из-за нефти

Нынешний прогноз РАНХиГС и Института Гайдара (1,5–2% роста в год в инерционном сценарии, который не предусматривает резкого ухудшения внешних условий) позитивнее прошлых ожиданий экономистов. Еще в июле 2020-го они предсказывали, что потенциал роста в ближайшие годы ограничен 1,5%. Этому способствовало повышение цен на нефть — в новом прогнозе аналитики заложили $55–60 за баррель вместо $50–52 из-за продления сделки ОПЕК+ до 2020 года. Впрочем, 2012–2014 годы уже показали, что зависимость экономики от цен на нефть уменьшилась. К тому же сейчас «вклад внешнеторговой составляющей в ВВП остается отрицательным», говорится в обзоре.

Третье ограничение — неопределенность по поводу экономической политики правительства после выборов президента и ее последствий для делового климата. Еще один фактор неопределенности — риск новых санкций со стороны США, отмечают экономисты. Однако наиболее сильная угроза для российской экономики уже миновала: в пятницу, 2 февраля, агентство Bloomberg опубликовало доклад американского Минфина о возможных последствиях запрета на инвестиции в российский госдолг. Из документа следует, что такие ограничения нанесут урон не только бюджету и финансовому рынку России, но и глобальным рынкам и международным инвесторам; фактически это стало рекомендацией не вводить подобные санкции.

Сейчас санкции отнимают 0,5 п.п. от роста российского ВВП ежегодно, оценила главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. Примерно такую же оценку делал Центробанк, а по расчетам МВФ, потери составляют порядка 1–1,5 п.п. ВВП. Отрицательный вклад действующих санкций в рост экономики постепенно снижается, к ним рынок привыкает, сказал директор Центра исследований международной торговли РАНХиГС Александр Кнобель. Но с «кремлевским докладом» Минфина США другая ситуация, отметил он: документ порождает неопределенность, которая, например, могла стать одной из причин замедления экономики в конце прошлого года.

Четвертый риск, по оценке РАНХиГС, — «усиление конкуренции на мировых рынках сырьевых товаров», причем не только углеводородов. Оно мешает наращивать экспорт даже при росте цен на сырье (в январе нефть Urals стоила $68,5, а в прошлом январе — $53,2, сообщал Минфин).

Наконец, пятое ограничение для ускорения экономики — исчерпание потенциала по наращиванию экспорта сельскохозяйственной продукции. «Аграрный сектор экономики и переработка продуктов питания стали заметным фактором экономического роста в 2014–2020 годах сначала как реакция на введение продуктового эмбарго со стороны РФ, а потом в результате благоприятных климатических условий и рекордных урожаев, завершения ряда крупных инвестиционных проектов в аграрном секторе, начатых еще до 2014 года», — напоминают авторы доклада. Но из-за кризиса количество новых проектов снизилось, и без новых технологий рост урожайности замедляется.

Старые новые рецепты

Центральным пунктом для ускорения темпов роста стал вопрос формирования нового правительства, указывают экономисты. «По нашему мнению, сам факт принятия программы проведения структурных реформ может оказать позитивное влияние на ожидания экономических агентов, снижение неопределенности и улучшение бизнес-климата, достаточные для достижения в 2020 году темпов роста реального ВВП не ниже 2,5%», — пишут они. Если же четкой стратегии не будет, появляется риск замедления роста, считает директор по научной работе Института Гайдара Сергей Дробышевский. Для сравнения, торможение экономики в 2013 году даже при высоких ценах на нефть было реакцией рынка на неоправдавшиеся ожидания по принятию программы реформ, сказал он РБК: бизнес ждет такой программы с 2012 года.

Более высокие результаты зависят от конкретных шагов, пишут авторы доклада. Сейчас есть три такие меры. Первая — бюджетный маневр, который предлагает Центр стратегических разработок Алексея Кудрина. Он предусматривает снижение непроизводительных расходов (оборона, правоохранительные органы, частично госуправление и социальные расходы) и рост производительных (в первую очередь образование и медицина). Доля производительных трат должна подняться с 11% ВВП до среднеевропейских 13,5–14%, отмечают в РАНХиГС.

Второе предложение — «масштабное разгосударствление экономики». Оно привлечет иностранные инвестиции и положительно скажется на финансовых рынках, а также увеличит доходы бюджета (и поможет бюджетному маневру). Альтернатива — рост налогов, однако он будет мешать экономическому росту. В конце декабря президент Владимир Путин уже подписал план развития конкуренции, который, в частности, включает сокращение доли государства в экономике (сейчас она составляет 70%, по оценке ФАС).

Третий шаг — либерализация регулирования внешнеэкономической деятельности. Россия серьезно отстает от развитых стран в части регулирования движения капитала и валютного регулирования, считают экономисты РАНХиГС. «Необходимо быстрее переходить к единому механизму налогового и таможенного администрирования: таможенные платежи должны контролироваться (и проверяться правильность их начисления) не отдельно по каждой партии товара, пересекающего границу, а в контексте всей хозяйственной деятельности фирмы», — пишут они. При контроле на границе нужно учитывать и риски для бизнеса, а от валютного контроля нужно отказаться и заменить налоговым, предлагают эксперты.

Лучший Форекс брокер 2020 года:
  • FinMaxFx
    FinMaxFx

    Лучший Форекс брокер этого года!
    Бесплатное обучение и демо-счет!
    Бонусы за регистрацию!

Добавить комментарий